Приоритетная Инструкция №7 Особого Управления Департамента поддержания Порядка и Законности - страница 4


- Вооружение и усиленные двигатели. – Хмыкнул майор.

- Ну да. – Разочарованно признал Серебряков-младший. – Снова верно. Мощность двигателей увеличена вдвое по сравнению с гражданской моделью, что дает очень значительное преимущество в скорости, высоте, запасе хода и так далее. В отличие от транспортника может использовать баллистическую траекторию и стыковаться с орбитальными платформами. Вооружен тяжелым излучателем плазмы, установленным в передней полусфере, и энергощитом третьего уровня, способным поглотить заряд такого же тяжелого излучателя, который, кстати, легко превратил бы в облако раскаленного пара любой тяжелый танк наших времен.

- Серьезная штука. – Кивнул головой майор. – Чем еще порадуешь?

- Да, в общем-то, всё. – Ученый показал еще одно изображение. – Есть еще фрегат, выполненный на базе гражданского грузовика по тем же принципам, но их совсем немного, сосредоточены, в основном, на Арториус-1. Они могут совершать посадки на планетах, но такое практически не случается. Фрегаты предназначены для действий в межпланетном пространстве, как правило, для перехвата крупных метеоритов и тому подобных мероприятий. Оснащены и вооружены аналогично орбитальным станциям – щит четвертого уровня и орбитальный излучатель. Собственно говоря, это все, если коротко.

- Понятно. – Тринадцатый отвернулся от мониторов и подошел к транспортеру выдачи готовой продукции автоматической лаборатории, заполненному различными изделиями.

- Теперь, как я понимаю, ты собрался меня порадовать? – Он улыбнулся, выбрав из лежащих перед ним образцов тяжелый штурмовой пистолет. – Очень похоже на АПС. Было такое оружие в прошлом веке. То есть, пару тысяч лет назад, - поправился майор.

- Совершенно верно! – Довольно согласился Серебряков-младший. – Я решил не отступать от традиций и придал своим изобретениям классические формы. У меня есть целый архив по самым прославленным стволам той эпохи, - горделиво похвастался виртуальный ученый. – Вы держите в руках АПС!

- Автоматический пистолет Стечкина? – Недоверчиво протянул Тринадцатый.

- А вот и нет! – Восторжествовал ученый. – На этот раз всё не так просто! – Довольно заявил он и выдержал почти театральную паузу. – Это Асинхронный Плазмоускоритель Серебрякова!

Майор улыбнулся. Похоже, электронные копии мозга не умеют стареть. Мальчишка так и остался мальчишкой, несмотря на два тысячелетия сидения в чреве компьютера. Его героико-романтический пыл ничуть не угас с момента их крайней беседы, произошедшей две тысячи лет назад. Однако парнишка бесспорно гений, и раз уж предлагает свои замысловатые поделки – значит, знает что делает. Тринадцатый отложил пистолет и взял в руки более крупный образец.

- Тогда вот это, видимо, АКМ? – Беззлобно подначил ученого майор. – Уж очень похоже.

- Именно! – Ликовал Серебряков-младший. – Адаптивный Кинетический Метатель!

На этот раз Тринадцатый уже не смог сдержаться, и ученому пришлось добрых три минуты ждать, когда в лаборатории стихнет смех. Наконец майор успокоился.

- Теперь я могу продолжить? – Официальным тоном осведомился Серебряков-младший.

- Да, Андрей Андреевич, сделай милость! – Тринадцатый смахнул выступившие от безудержного смеха слезы. – Только будь добр, давай ближе к реальности, прими во внимание полное отсутствие у меня знаний научных терминов последних двух тысяч лет. Не то мы будем разбираться во всем этом до следующего тысячелетия.

- Ну, ладно. – Уступил ученый. – Я снова объясню всё в двух словах, нам действительно стоит поторопиться. Но имейте в виду, Тринадцатый, Вам необходимо обязательно прослушать подробную информацию, как только представится возможность!

- Хорошо, договорились. – Майор спрятал улыбку. – Мы обязательно вернемся к этому разговору позже. А сейчас, Андрей, давай поступим следующим образом: я спрашиваю, ты объясняешь.

В кратком изложении все оказалось намного доступней, и процесс, как говорится, пошел. Тринадцатый быстро перебирал образцы, задавая необходимые вопросы, и методично делал пометки в собственной памяти. Пистолет стрелял сгустками плазмы и имел два плюса: высокую мощность и компактные размеры, и столько же минусов: относительно небольшую дальность и работу по ближайшему препятствию. Иными словами, заряд плазмы рвал в куски то, что попадалось ему на пути, и не давал гарантированного поражения противника, укрывшегося за каким-либо препятствием. Автомат, наоборот, выплевывал однограммовые шарики из какого-то сверхпрочного сплава с просто восхитительной скорострельностью порядка двух тысяч выстрелов в минуту и еще более впечатляющей начальной скоростью под десяток тысяч метров в секунду, что обещало совершенно фантастическую дальность и бронепробиваемость, при абсолютно призрачной останавливающей способности. И перспективы перерезать кого-то очередью пока не светило – ввиду крайнего дефицита энергии оба ствола имели практически пустые энергобатареи. В планах виртуального Серебрякова были другие, не менее веселые образцы вооружения, например, самовосстанавливающийся бронекомбинезон, какой-то чудо-скафандр, гранаты, различные электронные устройства и даже снайперская винтовка, уже получившая название – разумеется, СВД. И много чего еще, похоже, молодой двухтысячелетний гений был настроен решительно. Майор слушал Серебрякова-младшего, уже не пряча улыбки. Парнишка разошелся не на шутку, - подумал Тринадцатый, - не удивительно. Просидишь взаперти две тысячи лет, еще не так разойдешься. Однако пока в сырьевых емкостях лабораторий нет органики, а энергоресурс Бункера целеустремленно приближается к нулю, грандиозную эпопею освобождения вселенной от плохих дядей придется отложить до лучших времен. Майор пожал плечами и перебил увлекшегося объяснениями ученого:

- Понятно. И так, что мы имеем, исходя из наших возможностей на текущий момент?

Виртуальный ученый, увлеченно совмещавший на полставки должность великого полководца, замолк на полуслове.

- Немного. – Расстроено признал страх и ужас негодяев всей вселенной. – Пока я могу предложить Вам лишь вышеуказанные пистолет и автомат. С термокомбинезоном, как я вижу, Вы уже освоились. Для защиты от агрессивной внешней среды предназначен стандартный скафандр, он лежит на транспортере справа, поглядите, он такой серебристый. Да, да, правильно, это он. Модель обычная, от любых природных проявлений защитит надежно, но против физических воздействий не поможет, - с грустью признал Серебряков-младший, - разве только кислотостойкость высокая…

Он виновато добавил:

- Если бы мы имели энергоресурс, я смог бы предложить Вам более подходящее снаряжение, а так…

Тринадцатый влез в скафандр и сделал несколько движений.

- Восхитительно. – Хмыкнул майор. – В лучших традициях выходов на поверхность. Совершенно негнущаяся и неуклюжая штуковина. Эдак у нас есть все шансы, что не охотник перекусит органикой, а органика пообедает охотником.

- Изготовление, испытания и последующая доработка проектов съедят все наши скудные остатки энергоресурса. – Извиняющимся голосом оправдывался виртуальный ученый. – Нечем будет поддерживать работоспособность анабиозных капсул…

Он поспешно добавил:

- Я уверен, кого-то обязательно пришлют для плановой замены энергоэлемента в ближайшие дни!

Тринадцатый скептически пожал плечами:

- Еще неизвестно, кто именно пожалует к нам в гости. Ты полностью исключаешь возможность визита наших высокоморальных друзей?

- Нет. – Сник Серебряков-младший. Внезапно он спохватился:

- А знаете, Тринадцатый, я могу прямо сейчас изготовить для Вас миниатюрный генератор защитного поля. Правда, он не будет излучать постоянно, но я укомплектую его анализатором окружающего пространства, и в случае обнаружения в непосредственной близости от носителя смертельно опасных энергий, генератор в коротком импульсе создаст вокруг Вас энергощит третьего уровня! К сожалению, он будет иметь всего четыре заряда, зато, в крайнем случае, мы сможем перегнать его ресурс обратно в энергосистему Бункера! – Довольно закончил ученый.

Консоль управления автоматической лабораторией замигала индикаторами, сигнализируя о начале работ.

- Надо лишь решить, где именно на снаряжении поместить генератор щита. – Задумчиво изрек Серебряков-младший. – В принципе, он совсем небольшой, объемом менее спичечного коробка… - Ученый помолчал. – Может, на грудной части скафандра…или на рукаве комбинезона…

- На шее. – Ответил майор.

- Что? – Не понял ученый. – В смысле?

- В прямом. – Улыбнулся Тринадцатый. Он подошел к консоли компьютера и графическим пером быстро накидал рисунок. – Вот, смотри. – На рисунке забавный двухмесячный тигренок смешно сидел на заднице, растопырив задние лапки. Передними лапками он прижимал к себе большое сердечко. – Это можно просто носить на шее. – Объяснил майор. – Как амулет. Мне дарили похожий когда-то очень давно. Только веревочку приделай попрочнее.

- Ого! – Обрадовался Серебряков-младший. – Тринадцатый, да Вы, оказывается, романтик? А мысль мне нравится! Я выведу на сердечко индикатор количества зарядов.

- Не романтик, не переживай так сильно. – Успокоил ученого майор. – Просто люблю животных, а тигренок довольно милый. Сколько времени необходимо для подготовки выхода? Пора заняться делом, а то я не ел две тысячи лет и восемь часов.

- Через сорок минут будете на поверхности. – Пообещал ученый.


Лифтовая платформа достигла поверхности, и Тринадцатый вошел в первый выходной шлюз. Система информации и оповещения Бункера на эти площади уже не распространялась, и связи с Серебряковым-младшим здесь не было. Ученый грозился решить и эту проблему, но дело, как и в остальных случаях, упиралось в недостаток энергии. Шлюзование завершилось, и майор вышел наружу. Местность у входа в Убежище заметно изменилась. Полностью исчезло оборудование, когда-то имевшееся в большом количестве вокруг скалы шлюза. На улице стояла теплая летняя ночь, но благодаря относительной чистоте неба, лунного света было достаточно, чтобы понять, что кромка болот стала ближе. Видимо, ползучие кустарники постепенно завоевывали каменное плато. Самого камня под ногами уже не было видно, его скрывал слой слежавшегося компаунда из пыли, черного песка и пепла. Майор попробовал разрыть каблуком безжизненный грунт. Каменное плато обнаружилось двумя десятками сантиметров ниже. Да, времени прошло немало. Приборы скафандра показывали, что уровень радиации со времени крайнего выхода на поверхность снизился приблизительно на тридцать процентов. Тринадцатый хмуро покачал головой. Без средств защиты не прожить и девяти минут. И хотя здесь был эпицентр, в других районах планеты не намного лучше. Немудрено, что люди покинули Землю и перебрались в космос. Другой вопрос, почему кто-то скрывает технологию восстановления планеты…

Майор направился к кромке болот. Идти в скафандре было вполне сносно, но рассчитывать на какую-то мобильность в случае боя абсолютно напрасно. Он хорошо помнил схватку с белесыми тварями, напоминающими подушки. Второй раз так рисковать не стоило. Друзей рядом не было, некому придти на помощь в случае чего. Да и скафандр с тех пор стал одновременно много более надежным и еще менее гибким. Тринадцатый подошел вплотную к густой путанице болотного кустарника. Здесь было хорошо видно, где началось завоевание камня растительностью. На покоренной площади каменного плато грязно-зеленые переплетения кустарника возвышались над поверхностью едва на тридцать сантиметров, тогда как основное море растительности было вдвое выше, местами достигая почти метровой высоты. Выходит, новая жизнь углубилась в каменную площадь метров на пятьдесят. Скверно. Если зайти так глубоко в заросли, то в случае нападения нескольких врагов одновременно, выйти на ровную поверхность будет невозможно. А в низкорослой части уродливого кустарника шансов найти добычу намного меньше. Майор двинулся вдоль кромки растительности в сторону старой РЛС. Посмотрим, что от нее осталось, может, что-нибудь потом пригодится. К тому же, это хорошо знакомый ориентир, и отталкиваясь от него, можно будет выйти в районы установки Серебряковым-младшим своих анализаторов, которые по идее уже давно должны были превратиться в чьи-то жилища. Возможно, в тех местах удастся что-нибудь добыть.

Уже через минуту ходьбы стало ясно, что он здесь не один. Разглядеть в темноте ничего не удавалось, но чувствительные внешние микрофоны скафандра постоянно доносили легкие, почти призрачные шорохи в кустах. Тринадцатый, не сбавляя шага и не меняя направления, проверил надежность крепления пистолетной кобуры на левой стороне живота и перехватил поудобнее автомат. Постепенно ситуация прояснилась. Его аккуратно вели не менее шести неизвестных спутников. Попутчики обладали невысоким ростом и в зарослях были незаметны, однако уже было ясно, что передвигаются они очень быстро, и судя по всему чувствуют себя в переплетениях болотных лиан превосходно. Преследователи охватили майора полукольцом со стороны зарослей, и это полукольцо постепенно сужалось. Тринадцатый незаметно изменил угол движения и начал плавно удаляться от кромки кустарника. Заметной суеты в кустах не последовало, лишь полукольцо сделалось еще плотнее. Что ж, выходит, перспектива выхода на ровную открытую местность преследователей не пугает, раз не стали торопиться. Видимо, их больше озадачил тот факт, что подобная добыча встречается им впервые. Не знают, с чего начать, так как неизвестно, чего надо опасаться. Майор закинул за спину автомат. На такой дистанции в режиме одиночного огня он малополезен. Тринадцатый вытащил пистолет, и в этот момент преследователи решились.

Одновременно сзади и спереди из зарослей серыми молниями выскочили две пары охотников. Один из каждой пары остался на месте, а двое других мгновенно метнулись в сторону каменного плато, отрезая добыче путь к отступлению. Тринадцатый оказался в центре живого круга и остановился, разглядывая противника. Больше всего это походило на двухметровую таксу с головой без ушей и шеи и с восемью парами коротких ног. Туловище таксосороконожки было гибким, словно не имело костей, и толстым, подобно стволу дерева, сантиметров тридцати в диаметре. Завершал всю эту нелепую конструкцию довольно длинный хвост, усеянный шипами. Звери замерли, не сводя с человека глаз, лишенных зрачков, тускло горящих ядовито-зеленым огнем. Четыре особи припали к земле, отчего их и без того невысокий рост стал еще меньше, и почти слились ночными тенями. Майор медленно повернул голову в сторону зарослей и приготовился к броску. Было ясно, что обнаружившие себя твари лишь загонщики, смертельный удар должен последовать неожиданно из невидимой засады.

У самой кромки кустов раздался парный шорох, и Тринадцатый метнул свое тело в сторону. Две серых твари синхронно вылетели из кустов и едва не протаранили майора. Благодаря прыжку с ними удалось разминуться буквально на пару сантиметров. Еще в воздухе нападающие поняли, что промахнулись и попытались, хаотично извиваясь, развернуться мордой к цели, издавая знакомый писк. Майор мысленно хмыкнул. Крысы. М-да, как изменился мир. Он попытался как можно мягче приземлиться на землю, но негнущийся скафандр не дал этого сделать, и падение вышло довольно неудобным. Загонщики, видя неудачу охотников, бросились в атаку. Тринадцатый перекатился на спину, вскинул пистолет и почти в упор выстрелил в ближайшую крысу. Энергия плазменного заряда оказалась для нее столь велика, что зверя мгновенно разметало в пыль. Остальные твари бросились в заросли. Майор принял изготовку для стрельбы с колена, и некоторое время ждал повторного нападения, однако все было тихо. Выждав еще немного, он вновь направился к РЛС, стараясь держаться на относительно безопасном расстоянии. Сразу же стало ясно, что полностью избавиться от крыс не удалось, по крайней мере один попутчик у него все еще был. Тварь двигалась параллельным курсом, и никаких действий не предпринимала. Больше майору никто не попадался.

РЛС изменилась настолько, что реальнее было догадаться, что же это такое, чем узнать её. Тринадцатый начал осторожно приближаться к радиомачте. Следившая за ним крыса тут же зашуршала вглубь зарослей. Похоже, это место до сих пор в почете. Майор еще сильнее замедлил шаг. Старая мачта была изрядно погнута, самой антенны уже давно не существовало, из многочисленных растяжек сохранилось лишь две, и было совершенно непонятно, каким чудом эта проеденная кислотными дождями конструкция еще держится. Тринадцатый присмотрелся. Знакомые тряпки были на своем месте. Огнемета нет, - пожалел майор, - так бы порадовал мышек. И пройти было бы проще. – Он медленно поравнялся с мачтой и остановился. Тряпки не реагировали. До РЛС оставалось метров тридцать, и майор принялся изучать то, во что она превратилась за прошедшие века. В том, что РЛС снова захвачена тараканами, сомневаться не приходилось. Должно быть, это произошло после того, как в тараканьей ловушке закончилась приманка, и популяция насекомых выросла. И РЛС, и ловушка были скрыты под сотнями килограмм грунта и представляли собой два небольших холма, густо усыпанных отверстиями тараканьих нор. Все пространство вокруг холмов было испещрено тараканьими следами. От холма приманки к холму РЛС протянулось серое нечто, походившее на нагромождения грязной ваты толщиной в два метра и высотой в три. Нечто слабо изгибалось под порывами ветра, в некоторых местах отдельные участки ваты периодически трепыхались и замирали. Майор приблизился к РЛС еще на десяток метров. Понятно. Участки трепыхались из-за судорог запутавшихся в вате летучих мышей. Не хотелось бы встретиться с теми, кто плетет такую паутину. С этого расстояния было видно, что в огромной паутине погибли десятки летающих тряпок, некоторые были еще живы, и беспомощно бились в тщетных попытках освободиться, теряя последние силы. Густо наполнявшие паутину коконы красноречиво показывали, какая именно участь ждет их в ближайшее время. Тринадцатый осторожно отступил назад. Отсюда можно уходить, совершенно ясно, что про РЛС можно забыть.

Майор сориентировался по мачте и воспроизвел в памяти расположение анализаторов. Выходит, ближайший тот, что размером с медведя. Соваться туда в одиночку было не самой блестящей идеей. Тогда пойдем к подушкам, - принял решение Тринадцатый, - если с тех давних пор ничего кардинально не изменилось, то шансы есть. Он зашагал в нужном направлении. Но все оказалось не так просто. Пройдя едва сотню метров, майор заметил движение в глубине болот. Он замер, всматриваясь вдаль. В ярком свете полной луны было хорошо заметно, как огромная, размером с добрый грузовик, туша стремительно приближается к кромке болот. Похоже, что за две тысячи лет медведи практически не изменились, разве что стали еще крупнее и зубастее. Мощные столбы широченных лап легко несли серую глыбу по переплетениям болотной растительности, похожая на коалу голова скалилась почти акульей пастью с криво торчащими огромными желтыми клыками, туго скрученный в кольца толстый хвост, приготовленный для сокрушительного удара, подрагивал на крупе в такт широкому шагу зверя. То, что зрение у медведей исключительное, майор помнил еще по прошлым встречам с ними. Значит, не уйти. Он развернулся и, на ходу сдергивая с плеча автомат, побежал к радиомачте. Необходимо выиграть дистанцию для прицельного огня и иметь хоть какую-то преграду. Полусгнившая мачта конечно же не выдержит удара многотонного зверя, но это хоть что-то. Все лучше, чем быть перед медведем как на ладони. Бежать в неуклюжем негнущемся скафандре было занятием не из легких. Сзади донесся медвежий рев. И тут же, словно в ответ, откуда-то слева прозвучал еще один. Какая, однако, приятная неожиданность! - Тринадцатый оглянулся на бегу. Медведей было двое, первый практически достиг края болот, второй по широкой дуге неторопливо обходил слева, отрезая путь к бегству. Майор ухмыльнулся. Ну, это лишнее, я все равно не умею так быстро бегать. Второй медведь закончил обход и рванул в лобовую атаку. Тринадцатый присел на колено и вскинул автомат. А что, разве обязательно меня есть? – Возмутился он. – Я ж для тебя совсем маленький, ты не наешься. Тем более, на двоих… - Майор прицелился в голову и нажал на спуск. Автомат с протяжным свистом выплюнул заряд. Отдачи не было. Результата тоже. Медведь сближался с огромной скоростью. Тринадцатый произвел подряд несколько одиночных выстрелов, и стало видно, как сбоку от зверя из-под снега взлетают фонтанчики камня, раздробленного в пыль маленькими кусочками металла, передающими препятствию огромный заряд кинетической энергии. Понятно, оружие совсем не пристреляно, - мелькнула мысль, но времени больше не было. До медведя оставалось метров двадцать, и стало хорошо видно, как из пасти на густую всклокоченную шерсть выплескиваются желтые хлопья слюны. Майор метнулся в сторону, пытаясь уйти от живого тарана. Зверь пронесся мимо, в ту же секунду кольца хвоста стремительно развернулись, и толстая плеть толщиной в ногу мощным ударом попыталась достать человека. Промахнувшись, медведь, не останавливаясь, начал описывать круг, заходя на новую атаку. Значит, у меня есть секунд пятнадцать, - вспомнил медвежью тактику Тринадцатый и, вскочив на ноги, развернулся в сторону первого медведя.

Но было уже поздно. Мчащийся со скоростью спортивного автомобиля огромный зверь был уже рядом, и смертельного удара живого танка было не избежать. Спустя мгновение двадцатитонный живой таран врезался в человека. Все произошло в доли секунды, но майор успел заметить, как пространство вокруг него едва уловимо помутнело. Громадный медведь, будто со всего размаха врезался в невидимую гранитную скалу. Раздался оглушительный хруст ломающихся костей и треск рвущихся мышечных тканей, и зверь осел на землю в метре от человека. Размытость пространства пропала. Сработал энергощит, - понял Тринадцатый, - хорошая вещь, Андрей Андреевич, не зря старался, спасибо тебе. – Майор посмотрел на медведя. – Ты что же это такое творишь? Так, между прочим, человека и убить недолго. – От запредельного выброса адреналина захватило дыхание и закололо в кончиках пальцев. На этот раз обошлось. Значит, еще поживем. Все вокруг было забрызгано черной кровью, но медведь был жив. Он мотал зубастой головой, медленно поднимаясь на лапы. Майор поспешно отскочил назад и рванул из кобуры пистолет. Заряд плазмы пробил голову зверя, но медведь устоял. Тринадцатый сделал еще два выстрела, разнося на куски медвежий череп. Скудный боезапас требовал экономии, но живучесть медведя была майору хорошо известна, и зря рисковать не стоило. Огромная туша покачнулась и рухнула, поднимая клубы пепла и пыли. Второй медведь подбежал к лежащему товарищу и остановился, недоверчиво обнюхивая труп еще мгновения назад живого соплеменника. За лежащей тушей человека не было видно, и зверь, громко всасывая кожистыми ноздрями воздух, стал осторожно обходить мертвого собрата. Тринадцатый выждал удобный момент, и выстрелил в подставленный мохнатый бок. Заряд плазмы вырвал из тела зверя кусок плоти килограмм в сто. Из раны хлестнул фонтан крови, медведь оглушительно взревел и бросился к болотам, стремительно набирая скорость. Майор проводил его взглядом. Живучий, зараза этакая, ничем тебя не проймешь…

6364375745094998.html
6364431254870264.html
6364551752332077.html
6364691890530735.html
6364824801364019.html