01. 10 вещей, которые надо сделать во Флоренции - страница 5

^ Вокруг улицы Кальцайоли
В любом итальянском городе имеется Главная Улица, по которой неутомимо фланирует взад-вперед население, снисходительно изучая витрины магазинов и туалеты окружающих. Во Флоренции эту роль исполняет улица Кальцайоли (via dei Calzaiuoli), ведущая от Соборной площади к тому, что в какой-нибудь северной стране называлось бы площадью Ратушной, а здесь мелодично именуется "пьяцца-далла-Синьория".
Увы, ровно поэтому несчастную улицу Кальцайоли доперестраивали, дорасширяли и доулучшали до того, что на ней почти не осталось нетронутых зданий. Единственное исключение - церковь Орсанмикеле (Orsanmichele): здоровенное кубической формы строение на правой (от собора) стороне.
Нестандартный вид объясняется тем, что поначалу оно предназначалось не для богослужений, а для торговли зерном. И в первое время было не полноценным зданием, а открытой лоджией, сооруженной на месте монастыря Архангела Михаила в Саду (San Michele in Orto) - отсюда и название. Потом арки заложили камнями, а на первом этаже, где еще с рыночных времен висело чудотворное изображение Мадонны, устроили церковь. Причем не простую, а образцово-показательную: 14 главных гильдий взяли над ней шефство все скопом и превратили фасад в нечто вроде выставки достижений цехового хозяйства. Каждый старался сделать статую своего святого покровителя побольше да покрасивее и заказать ее скульптору поизвестнее (почти все фигуры, за исключением тех, что на южном фасаде, принадлежат Донателло или Гиберти). Зерно тем временем продолжали хранить на втором этаже (если присмотреться, внутри, слева от входа, до сих пор заметно отверстие, через которое его ссыпали), пока в 1569 году Козимо I Медичи не перевел туда юридический архив, а потом не приспособил огромный (площадью не меньше палаццо Веккьо) зал под торжественные приемы. Кстати, если вы окажетесь внутри - взгляните на мраморную скинию работы Андреа Орканья (1349-1359) слева от алтаря.
До прихода Медичи к власти главным городским меценатом считалась гильдия суконщиков. Им, помимо соседнего с Орсанмикеле сказочного Дворца суконщиков (Palazzo di Arte di Lana, 1308), принадлежало что-то около 200 мастерских и лавок (в основном - на улице Калимала, откуда пошло второе название цеха: гильдия Калимала). Герб суконщиков - агнец Божий - красовался на всех главных флорентийских церквях, строительство которых они безотказно спонсировали. Но собственное здание корпорация собралась соорудить только в XIV веке. А до того суконщики, равно как и прочие компании (от старейшин цехов до тайных любовников), использовали для встреч окрестные храмы. Благо выбор был немаленький: на одной только улице Кальцайоли их стояло целых три. Прямо напротив Орсанмикеле была церковь Сан-Карло-деи-Ломбарди (San Carlo dei Lombardi) работы Арнольфо ди Лапо и Симоне Таленти (1284-1330), а чуть подальше, на углу Корсо, - Санта-Маргарита-деи-Риччи (Santa Margherita dei Ricci). Обе, впрочем, ничего особенного из себя не представляют: первую в XVII переделали до неузнаваемости, а вторая примечательна разве что ежевечерними концертами да тем, что построена на деньги завзятого игрока и богохульника Антонио Ринальдески - в качестве искупления грехов.
^ Дворец суконщиков (Palazzo di Arte di Lana) Via Orsanmichele 1; пн-пт 9.00-11.00, по предварительной договоренности.

Остальные цеховые резиденции располагались здесь же, неподалеку. В доме N4 по улице Орсанмикеле собирались мясники, в те времена (XIV век) торговавшие прямо на Понте-Веккьо. Ведшая к мосту из центра улица Пор-Санта-Мария (via Por Santa Maria) принадлежала торговцам шелком. Их палаццо XIV века сохранился на улице Капаччо (via Capaccio); штаб-квартире банкиров и менял, которая была на углу улиц Ваккеречча и Калимала (via Vacchereccia, via Calimala), повезло меньше: там сейчас книжная лавка.
Как раз для того, чтобы подобающим образом разместить шелковые и меняльные лавки, Козимо I Медичи в 1547 году велел построить Новый рынок (Mercato Nuovo). Сейчас там продают все больше стандартные сувениры да кожаные сумки, а сам рынок больше известен под несколько фамильярным названием "Поросячий" (Mercato del Porcellino): по фонтану, устроенному под одной из арок. Правда, это никакой не поросенок, а вполне солидных размеров кабан - бронзовая копия XVI века с античного мраморного оригинала. Вокруг фонтана всегда собирается толпа: считается, что прикосновение к его натертому поколениями туристов рылу гарантирует процветание, а монетка, вложенная в пасть и упавшая между прутьями решетки, - возвращение во Флоренцию.
В те времена, когда никаких туристов еще не было, на Новом рынке происходили совсем другие ритуалы: например, сюда приводили банкротов, которые, перед тем как получить порцию ударов кнутом, должны были при всем честном народе садиться голыми задницами на мраморную плиту в центре площади. Ежегодно 26 июля в честь изгнания герцога Афинского (1343) устраивалась "игра в камни": окрестные лавочники швырялись булыжниками кто дальше, пока эту опасную для здоровья прохожих забаву не запретил в 1670 году Козимо III. А еще флорентийцы, граждане торговой республики, собственной армии не имевшей и обходившейся услугами наемников вроде Джона Хоквуда и Никколо да Толентино, хранили у Нового рынка свою единственную военную машину - повозку, на которую в начале кампании водружали колокол и таскали впереди войска вплоть до возвращения домой.
Помимо лавок и того, что сейчас называлось бы офисами, в этой части города (как, впрочем, и везде) имелось множество домов-башен. Их строили влиятельные аристократы на случай военных действий, чтобы было где укрыться и откуда пострелять в соседей. Район улицы Кальцайоли, например, находился во владении гвельфского семейства Адимари: башня Адимари (Torre dei Adimari) стоит на пересечении улиц Кальцайоли и Тозинги (via Tosinghi). У моста же был рассадник гибеллинов - башня Амидеи (Torre degli Amidei). Считается, что печально знаменитая вражда двух партий началась именно здесь (о чем имеется мемориальная доска с цитатой из Данте). Дело было пасхальным утром 1215 года. Некий Буондельмонте деи Буондельмонти (чья башня тоже располагалась по соседству, в начале кьяссо Мизуре (chiasso delle Misure)), - ехал себе на белом коне через мост, совершенно не беспокоясь о том, что нарушил слово и отказался жениться на наследнице Адимари. Но тут братья отвергнутой невесты напали на него с кинжалами, и пошло-поехало... Когда же гвельфы победили окончательно и вычистили из Флоренции последние остатки оппонентов, они соорудили неподалеку от будущего Меркато-Нуово палаццо, посадили туда всех городских чиновников и окрестили его (довольно самоуверенно) Гвельфским дворцом (Palagio di Parte Guelfa, XIV век, piazza di Psrte Guelfa 1). Раньше там внутри были фрески Джотто, но их, как и многое другое, в XVI веке замазал Вазари. Зато остался отличный, средневеково-романтического вида тупик: с зубчатыми стенами, лестницей и исключительно кстати пришедшимися мраморными лавками на фасаде палаццо Джандонати (Palazzo Giadonati). Когда-то на них присаживались посудачить достопочтенные купцы, а теперь болтаются по вечерам тинейджеры с пивом и мотоциклами.

Публика поблагопристойнее устраивается в это время в кафе на площади Республики (piazza della Repubblica) - благо их там целых три, и одно - Giubbe Rosse - даже вошло в историю: в 1910-1920-х годах здесь собиралась богема, а футурист Маринетти однажды устроил драку.
Вообще же, глядя на это не по-флорентийски здоровенное пустое пространство с уродливой аркой на западном краю, трудно поверить, что здесь некогда был центр оживленного римского поселения. Центр - в полном смысле слова: в той точке, где торчит (вроде как ни к селу ни к городу) мраморная колонна с Донателловым "Изобилием" на вершине, пересекались две главные улицы: кардум (нынешние улицы Рома и Калимала) и декуманум (теперешние Корсо и улица Строцци). На перекрестке находился форум со всеми причитающимися провинциальному форуму сооружениями: храмом Юпитера и площадью для собраний. Кроме колонны на площади Республики, от античного города не осталось ничего - разве что на редкость регулярная планировка окрестных улиц, изгибающаяся полукругом улица Торта рядом с Санта-Кроче (где был амфитеатр), да название "виа делле Терме" - где были, соответственно, публичные бани.
В Средние века форум превратился в рынок, который просуществовал до самого конца XIX века. Кроме того, в 1571 году Козимо учредил здесь гетто. Но все, что понастроили за века, было безжалостно снесено в 1880-е годы под лозунгом борьбы с трущобами и антисанитарией, рынок же перевели к Сан-Лоренцо.
Кварталы по другую сторону от улицы Кальцайоли куда занятнее. Во-первых, там, на углу улицы Оке (via delle Oche), разыгралась история флорентийских Ромео и Джульетты. Героиню звали Джиневра Альмьери, и была она первейшая раскрасавица. Замуж ее выдали, как водится, по расчету - за некоего Франческо Аголанти, который как раз и жил на via delle Oche. Только вот Джиневра, влюбленная в совсем другого человека, от тоски вскорости зачахла. А дальше все происходило прямо по сценарию: летаргический сон, похороны, склеп, ужасное пробуждение... Правда, на сей раз вместо яда и кинжалов случился хеппи-энд: Джиневра, которую и муж, и мать прогнали, приняв за привидение, добрела в конце концов до обиталища возлюбленного и там благополучно осталась.
Во-вторых, здесь, на маленькой, тщательно запрятанной площади Сант-Элизабетта (Sant’Elisabetta), стоит башня Пальяцца (Torre della Pagliazza) - самая древняя и самая красивая во Флоренции. Cчитается, что построили ее еще византийцы в VI веке. При желании можно даже проникнуть внутрь: теперь в башне - четырехзвездочная гостиница.
А в-третьих, вокруг - сплошные дантовские места. Родился главный флорентийский поэт на улице Санта-Маргерита (via Santa Margherita). Правда, не в том здании, где висит табличка "Дом Данте" (Casa di Dante), - это чистейшей воды инсталляция, устроенная в XX веке, - а немного подальше, где теперь траттория. В стоящей неподалеку церкви Санта-Маргерита (Santa Margherita, начало XI века) то ли попалась Данте на глаза, то ли венчалась, то ли была похоронена Беатриче (тут версии расходятся). В церкви Сан-Мартино-дель-Весково (San Martino del Vescovo, 980, перестроена в середине XIV века) сам Данте венчался с Джеммой Донати. Позже эта церковь перешла в ведение так называемого Братства добрых людей (Buonomini), которые должны были помогать членам разоренных по ходу междоусобиц благородных семейств. Отверстие для милостыни осталось на фасаде до сих пор, а внутри сохранились росписи школы Гирландайо со сценками из городской жизни. А на другой стороне площади стоит башня Кастанья (Torre della Castagna), где в 1282 году собралось первое флорентийское "демократическое правительство" - 12 приоров. Приоры (по двое от каждого цеха) избирались на 2 месяца, так что перебывать на этой должности успевали многие. В 1302 году приором служил и Данте - за что и поплатился впоследствии изгнанием.
Лучшие на площади завтраки дают в кафе Paszkowski Рiazza della Repubblica 6; пн-вс 7.00-0.00.
Кафе Giubbe Rosse Piazza della Repubblica 13/14R пн-вс 7.30-2.001109253

Глава пресловутого правительства (сначала Капитано дель Пополо, потом - подеста) сидел на углу улиц Проконсоло и Гибеллина, в здании, сперва называвшемся палаццо Подеста, а после переименованном в палаццо Барджелло (Palazzo del Bargello). Барджелло был чем-то вроде средневекового начальника полиции, а резиденция его служила по совместительству тюрьмой. В мирного вида уставленном скульптурами дворике (с которого, между прочим, скопировали Итальянский дворик Пушкинского музея) происходили экзекуции. Тела казненных вывешивались из наружных окон на всеобщее обозрение. Если же преступникам удавалось сбежать, на крюки, до сих пор сохранившиеся со стороны улицы Винья-Веккиа (via Vigna Vecchia), насаживались их куклы. В конце XVIII века, на волне реформ, тюрьму прикрыли, а во дворце, некогда бывшем первой в городе гражданской постройкой, устроили первый в Тоскане национальный музей. Полицейские же учреждения переехали чуть ближе к реке - на площадь Сан-Фиренце (piazza San Firenze), во внушительное палаццо XVII-XVIII веков, в котором изначально предполагался монастырь Сан-Филиппо-Нери.
Вообще же юридические заведения во Флоренции располагались на улице Проконсоло (via del Proconsolo) еще со Средних веков. В доме номер N6, на углу улицы Пандольфини (via Pandolfini), было здание гильдии судей и нотариусов (чей глава, собственно, и назвался проконсулом). Теперь в нем магазин каких-то невнятных товаров для дома, но на потолке сохранились фрески с концентрическими кругами и геральдическими символами, изображающие устройство городского правительства. По крайней мере, считается, что это именно городское правительство, потому что на самом деле росписи в полутемном помещении почти не видно.
По соседству с дворцом Барджелло обитало семейство Пацци (дом 10 по улице Проконсоло, ныне именуемый палаццо Чибо). Обитало, правда, недолго: вскорости после завершения строительства владельцы неосторожно влезли в политику, устроили заговор против Медичи и были вырезаны на корню. Собственность, разумеется, перешла к победившей стороне. Следующий же дворец (под номером 12) известен тем, что до конца его так и не достроили. Он так и зовется: палаццо Нон-Финито (Palazzo Non Finito). Внутри попробовали было разместить полицию, потом (когда Флоренция в 1865-1871 годах была столицей) посадили Госсовет, а в конце концов устроили Антропологический музей.
Наконец, напротив дворца Барджелло стоит одна из древнейших во Флоренции церквей - Бадия-Фьорентина (Badia Fiorentina), основанная в совершенно легендарные времена - при маркграфах (978, перестроена в XIV веке по проекту Арнольфо ди Камбио). Деньги на строительство дала маркграфиня Вилла, из которой некий странствующий монах по имени Ромуальд вытянул средства на возведение целого бенедиктинского монастыря, даже с апельсиновым садом. Монахи жили там настолько безбедно, что в какой-то момент обнаглели и отказались платить подати. Пришлось в качестве наказания разрушить им колокольню - и, как оказалось, совершенно напрасно: платить за сооружение новой пришлось все той же коммуне, и без того недосчитавшейся изрядной доли налогов, монахи же преспокойненько продолжали выращивать свои апельсины. Теперь, правда, во дворике, носящем название Апельсинового (Chiostro degli Aranci), ни единого апельсина не осталось - одни только фрески xiv века с житием святого Бенедикта на верхнем ярусе (в нижний не пускают). Зато в самой церкви есть волшебное Явление Мадонны святому Бернарду Филиппо Липпи (слева от входа), а также две мраморных группы xv века работы Мино да Фьезоле - алтарь с Мадонной, младенцем и святыми и надгробие маркграфа Уго в левом трансепте.
Антропологический музей (Museo di Antropologia ed Etnologia) Via del Proconsolo 12 пн, ср-пт 10.00-13.00 Вход €3
Бадия Фьорентина (Badia Fiorentina) пн 15.00-18.00.

6369065197079507.html
6369185091214873.html
6369243844389544.html
6369338899645797.html
6369390739254486.html